О нас

История моей жизни такая же как у многих других людей, просто случилось так, что она напрямую связана с образованием нашей компании.

С 2001 года моя семья живёт в Германии.

Моя мама в 2006 году стала жаловаться на состояние своего здоровья. Слабость, быстрая утомляемость, небольшое повышение температуры, кашель и плохой анализ крови. Надо сказать, что моя мама очень дисциплинированный человек и уж если что-то болит, то безусловно пойдет к врачу. Она обратилась к своему домашнему врачу и получила направление на обследования. По результатам был найден небольшой очаг в легком, который не представлял особой опасности. На какое-то время мы все успокоились, но самочувствие не улучшалось и мы снова обратились к домашнему врачу. Врач, просмотрев ещё раз все анализы, отправил маму на дополнительные обследования (гастро и колоноскопию) и вот тут-то мы и столкнулись с той проблемой которая и привела нас в итоге к большой беде.

Моя мама, как и любой пожилой человек прошедший все «чудеса» и «прелести» нашей советской медицины и имеющий определённые предрассудки и представления о вышеуказанных процедурах, наотрез отказалась проходить эти обследования, мотивируя тем что у неё «там» ничего не болит. Врач настаивал, мы уговаривали, объясняли, что мы в Германии и здесь все эти обследования проходят под наркозом и безболезненно, но на ее решения никто повлиять не мог. Так в объяснениях и пререканиях мы провели полгода. Состояние стало ухудшаться, появились боли, начались одышка и тошнота. Миновать колоноскопию нам не удалось, всё прошло легко и безболезненно, но после того как мы ее сделали, выяснилось, что огромная опухоль перекрыла кишечник и есть вероятность перитонита…

Дальше нас уже не спрашивали, что мы хотим делать и как нам себя вести. Через 2 часа после обследования нам позвонил наш домашний врач и сказал, что на завтра уже назначили операцию. У нас у всех появился страх, но наверно, мы не до конца понимали всю тяжесть сложившейся ситуации.

Операция длилась 3 часа и вся наша семья надеялась, что после операции мама сможет вернуться к нормальной жизни, но после операции вышел врач и сказал: — «РАК 4-ая стадия, ей осталось около 6-ти недель». Ужас поселился в наших душах, сердце не хотело не понимать, ни принимать…

Из больницы нас выписали под химиотерапию, которую мы начали проходить в университетской клинике. Спасибо огромное врачам, им удалось подарить нам еще не шесть недель, а полтора года. Целых полтора года мы смогли быть еще рядом. Не буду скрывать сколько раз за это время мама говорила: — «я сама себя погубила».

За время, которое мы провели с мамой в клинике, я познакомилась с большим количеством онкологических пациентов. Меня потрясла поддержка и взаимопонимание с которыми эти люди пытались подбодрить друг друга, делились своими радостями и победами. Так же я узнала, что оказывается среди пациентов есть и люди из русскоговорящих стран.

Услышала я много рассказов о том, как проходит лечение онкологических больных в российских клиниках. Пересказывать не буду, думаю Вы и сами все знаете. Я видела, что мама перезванивается и тесно общается с новыми друзьями из России. Видела на сколько мужественно люди переносили свой тяжелый недуг, стараясь не обременять им других.

Прошло столько лет с тех пор как мамы не стало, но я навсегда запомнила ее последние слова, как и прежде: — «Я сама во всем виновата».

Боже мой, если бы можно было отмотать все назад. Это очень страшно, когда ты понимаешь, что ты мог всё изменить.

После того как мамы не стало, через какое-то время мне стали звонить люди и говорить, что они по рекомендации от маминых знакомых с которыми она проходила лечение в клинике, и не смогла бы я помочь им организовать лечение у нас в Германии. Естественно, я понимала, что одна я не справлюсь, я подключила мужа, потом друзей, так организовалась фирма, так поехали в Германию мои первые пациенты.

За 6 лет работы к нам приехало большое число пациентов, в основном онкологические больные, чаще всего, к моему сожалению, на 3 — 4-ой стадии заболевания. К счастью, немецкая медицина не стоит на месте, врачи используют новейшие технологии и новые разработки химиотерапии и большому количеству пациентов дают шанс на дальнейшую полноценную жизнь. Я очень рада за них, рада тому, что еще долгие годы они смогут общаться со своими близкими, обнимать их и дарить им своё тепло и заботу. Но так же я хотела бы объяснить, что на 1-ой и 2-ой стадиях болезнь можно излечить полностью, на 3-ей и 4-ой, порой только продлить жизнь и сделать остаток жизни более качественным, поэтому время – это наиболее ценный фактор. И если…

…Вашим близким кажется, что в рекомендованном обследование сегодня нет необходимости, пожалуйста, дайте им прочитать эту историю. Очень надеюсь, что кому-то она поможет.

DMS Germany